Исследования внутренних механизмов мышления — постановка задачи и решение

Слово «гештальт» немецкое и означает «образ», «вид». Однако гештальт-психологи вкладывают в него несколько другое содержание. Этим термином обозначают некоторое целостное образование, особенности которого не сводятся к свойствам элементов, из которых оно составлено, а представляют собой нечто новое, качественно своеобразное.
Такое понимание гештальта можно проиллюстрировать следующим примером.

Содержание

Термин Гештальт

Сам термин не может считаться удачным.

Теория понимания и теория проб и ошибок.

Опыт с бананом для обезьяны

Решение проблемы через внезапное озарение.

Компромисс двух теорий

Пробы и ошибки не случайны

Перецентрирование ситуации

Два мальчика играющие в бадминтон

Этапы переосмысливания

Последовательное перемещение центра ситуации для решения проблемы

Инсайт. Внезапное озарение

 Инсайт как механизм творческого мышления

Природа инсайта не раскрыта

Речь и мышление вслух

Метод мышления вслух

Каким образом возникает решение

Анализ цели — как способ решения проблемы

Эксперимент — спички, свеча и весы.

Замаскированные свойства предметов — проблема для мышления

Экспериментальная эвристика

Решать задачу и наблюдать за своими переживаниями

Изучение мышления методом самонаблюдения

Мгновенно мелькнувшую мысль не описать

Упущения  вюрцбургской школы

«ньютоновское яблоко»

Подмена понятийных характеристик как способ решение проблемы

Итоги

Термин Гештальт

Любая мелодия или музыкальная фраза — это, как известно, последовательность нот (звуков), однако ноты, составляющие мелодию, сами по себе еще не дают о ней никакого представления. Существенна именно связь между нотами, образующая как бы единый целостный объект. Характерно, что сами ноты могут быть заменены другими, т. е. состав образующих мелодию элементов изменится, но это, при определенных условиях, не скажется на восприятии мелодии — слушающий ее человек легко узнает именно данную мелодию. Вот такого рода целостные образования и характеризуются как гештальт.

Сам термин не может считаться удачным.

В настоящее время он может быть с успехом заменен не только более современным, но и более соответствующим содержанию понятия термином «система». Понятие гештальта было выдвинуто как антипод понятию ассоциации. Гештальт-психология не лишена односторонности. Придавая большое значение структуре ситуации, гештальт-психологи не раскрывали, однако, тех внутренних процессов, которые приводят к формированию гештальта. Несмотря на недостатки общей теории, представителями гештальт-психологии был получен экспериментальный материал, который выявляет некоторые важные черты эвристической деятельности.

Теория понимания и теория проб и ошибок.

Один из основоположников гештальт-психологии, В. Келер, исследовал интеллектуальную деятельность высшей обезьяны — шимпанзе в процессе решения задач, представляющих большие сложности для животного. Обезьяна не смогла сразу найти простые механические решения задач. Хотя животное и не обнаружило нужные экспериментатору отношения между предметами, решение было найдено. Но этот процесс поиска осуществлялся не на основе слепых проб, а с помощью движений, соответствующих ситуации. В дальнейших исследованиях Келер ставил перед своими испытуемыми и другие задачи.

Опыт с бананом для обезьяны

Широкую известность получил его опыт с бананом, расположенным далеко от обезьяны, и палкой, с помощью которой можно пододвинуть этот банан. Усложняя задачу, Келер кладет банан на таком расстоянии от клетки, что обезьяна не может дотянуться до него имеющейся у нее палкой, а должна сначала достать более длинную палку, а потом уже — банан. В другом опыте плод подвешивается к потолку и животное, чтобы получить его, должно воспользоваться тремя ящиками, поставив их друг на друга.

Во всех этих экспериментах поведение обезьян не укладывалось в рамки теории проб и ошибок, оно предполагало отражение, познание предметов и отношений между ними. В некоторых случаях Келер наблюдал у обезьян даже внезапное озарение, понимание ситуации — явление, которое в психологии получило название «инсайт» (усмотрение).

Решение проблемы через внезапное озарение.

Внешне картина поведения состояла в следующем. После нескольких безуспешных попыток решить задачу животное переставало действовать и усаживалось в стороне. Некоторое время обезьяна сидела неподвижно, потом вдруг вскакивала и без всяких ошибок совершала те действия, которые приводят к решению задачи. Этот факт совсем уже не укладывается в концепцию проб и ошибок.

Компромисс двух теорий

Долгое время два направления выступали как взаимоисключающие. Приверженцы понимания, гештальта, обвиняли сторонников теории проб и ошибок в том, что они не раскрывают подлинных механизмов процесса решения задач, а эти последние приписывали гештальтистам субъективистский, а следовательно, ненаучный взгляд на психическую деятельность. Однако чем дальше развивалась экспериментальная психология мышления, тем менее противоположными становились взгляды представителей этих точек зрения, тем больше выяснялось, что альтернатива между пробами и ошибками, с одной стороны, и пониманием, с другой, есть альтернатива ложная.

Если дать обоим этим понятиям самые крайние объяснения, то окажется, что материалы экспериментов с животными не дают ни одного случая, где налицо было только понимание или только пробы и ошибки. В протоколах исследователей не содержится ни одного случая, когда животное совершенно слепо бросалось бы на все окружающее, без всякого учета свойств предметов, составляющих ситуацию. Экспериментальные данные показывают, что животные действуют всегда в соответствии с теми или иными свойствами этих предметов.

Пробы и ошибки не случайны

Пробы и ошибки, поскольку они имеют место в реальном процессе решения задач, состоят не из слепых, рассчитанных исключительно на случайную удачу движений, а из опробования различных путей к цели. При этом животное реализует то отражение ситуации, то познание свойств и отношений вещей, которое у него сложилось на данном этапе решения. С другой стороны, такое схватывание, отражение, понимание ситуации никогда не бывает настолько полным, как того требует задача. Ситуация должна быть исследована, о свойствах и отношениях составляющих ее предметов должна быть получена дополнительная информация, а это нередко может быть сделано без перемещений и манипуляций.

Перецентрирование ситуации

Итак, инсайт выступает здесь как момент перехода от одного видения ситуации к другому. Внутренней причиной такого перехода Вертгеймер считает перемещение центра ситуации, или, как он говорит, перецентрирование ситуации. Чтобы наглядно показать, как происходит этот процесс, Вертгеймер рассказывает о решении задачи, которая встала перед двумя мальчиками, игравшими в бадминтон.

Два мальчика играющие в бадминтон

Один из них (старший) играя лучше и постоянно выигрывал. В конце концов младший не выдержал и отказался продолжать игру, несмотря на то что старший очень просил его об этом. Силы были слишком неравными, и младшему неинтересно было играть. После некоторого размышления старший пришел к выводу: игру можно продолжать, если стремиться не к выигрышу, а к тому, чтобы волан как можно дольше находился в воздухе. Такая цель игры оказалась общей и для него, и для младшего.
Анализируя этот простой случай, Вертгеймер выделяет следующие этапы творческого мышления старшего, в результате которых он пришел к правильному решению.

Этапы переосмысливания

Первый этап — возникновение проблемы: старший хочет играть. Он любит играть и выигрывать. Отказ младшего делает это невозможным. Старший возмущен. На втором этапе происходит преодоление эгоцентризма: старший видит, что младший расстроен из-за проигрыша, и жалеет его. Он приходит к выводу, что такая игра бессмысленна: ведь она интересна только тогда, когда встречаются противники достойные друг друга. И вообще, обязательно ли рассматривать игру как борьбу врагов? Нельзя ли ее видоизменить так, чтобы обоим игрокам было интересно? Изменив таким образом свою точку зрения, старший и приходит к правильному решению.

Последовательное перемещение центра ситуации для решения проблемы

Этапы решения этой задачи Вертгеймер представляет как последовательное перемещение центра ситуации с одного объекта па другой. Вначале для старшего в центре находится он сам, его интересы. На втором этапе центр ситуации перемещается в сторону младшего: выделяется его место и роль в игре, констатируется правомерность его обиды. И наконец, на третьем этапе в качестве центра ситуации в сознании старшего выступает игра сама по себе. В этом частном примере отражены, следовательно, некоторые чрезвычайно общие моменты продуктивного мышления, связанные с последовательным изменением структуры ситуации в сознании человека, с перемещением центра ситуации от одного компонента к другому.

Инсайт. Внезапное озарение

Гештальт-психология явилась важным этапом в исследовании механизмов эвристической деятельности. В поле ее зрения оказались такие компоненты этой деятельности, которые не были обнаружены и зарегистрированы представителями других психологических школ. Гештальт-психологи представляют творческий акт как скачок от одной структуры-ситуации к другой. Почему «плохая» структура сменилась «хорошей»? Какие все-таки процессы вызвали к жизни скачок к «хорошей» структуре? На все эти вопросы в работах гештальт-психологов нет четкого и определенного ответа. Поэтому они не смогли дать законченной вид теории творческого мышления.

 Инсайт как механизм творческого мышления

В ходе экспериментальных исследований было обнаружено такое специфическое явление творческого мышления, как инсайт. Впервые его значение в решении задач выявили гештальт-психологи. Это усмотрение или понимание ситуации, за которым следует решение задачи. Оно может возникнуть либо при первом же столкновении с проблемной ситуацией, либо после нескольких проб. Как правило, на наличие инсайта указывает внезапность, с которой возникло решение. Например, тот случай, когда обезьяна, сделав ряд безуспешных попыток и посидев какое-то время без движения, вдруг совершала нужные действия. Признаком инсайта считается также перенос решения на другие, несколько видоизмененные задачи.

Природа инсайта не раскрыта

Сам по себе факт инсайта, зарегистрированный в экспериментах с обезьянами, не может вызывать сомнения. Более того, его можно рассматривать как лабораторную модель того «внезапного осенения» в процессе работы изобретателя или ученого, которое выступает как существенный и наиболее типичный момент собственно эвристической деятельности. Однако до сих пор природа этого интересного явления не раскрыта. Внезапное усмотрение, инсайт — это результат каких-то мыслительных процессов, сущность которых еще предстоит выяснить

Речь и мышление вслух

Само собой разумеется, эвристическая деятельность человека гораздо сложнее, чем интеллектуальное поведение животных, с исследования которого началась экспериментальная эвристика. Однако для изучения этой деятельности психологи располагают таким мощным подспорьем, как речь.
Действительно, человек, решающий задачу, может рассказать много интересного о процессе ее решения. Так получил права гражданства метод мышления вслух.

Метод мышления вслух

Разумеется, психологи поняли сразу, что пользоваться этим методом следует с большой осторожностью. Нельзя, например, требовать от решающего задачу человека, чтобы он высказывал свое мнение о структуре психической деятельности. Раскрывать закономерности процесса решения должен психолог, а не испытуемый. Человек, решающий задачу, может сообщить экспериментатору только о предметах, с которыми он имеет дело, о том, как он видит ситуацию, о результатах, которых он старается достичь. Кроме того, при использовании мышления вслух следует иметь в виду, что самоотчет испытуемого, сколь бы он ни был подробен, не может вскрыть всех звеньев мыслительного процесса. Так, один из крупных исследователей в области продуктивного мышления, К. Дункер, предлагал своим испытуемым говорить о всех своих попытках решения, как бы они ни были глупы. Он обнаружил, что сообщения испытуемых никогда не были полными, — некоторые попытки были настолько быстротечны, что решающий задачу человек не мог их выразить.

Каким образом возникает решение

Дункер строил эксперимент таким образом, чтобы закономерности мышления выступали более отчетливо, независимо от того, сможет выразить испытуемый тот или иной этап решения или нет. Например, в ходе эксперимента испытуемому предлагается физическая или математическая задача и предварительно сообщаются все необходимые сведения для ее решения. На разных этапах решения экспериментатор сообщает дополнительные сведения и отмечает, насколько эта новая информация продвигает решение проблемы. Подобная организация эксперимента способствует объективному изучению процессов творческого мышления. Заслуга Дункера в том, что он более четко определил проблемную ситуацию как источник мыслительной деятельности. Вся его экспериментальная работа направлена на выяснение кардинального для психологии мышления вопроса — каким образом из проблемной ситуации возникает решение, какими путями человек приходит к решению той или иной проблемы.

Анализ цели — как способ решения проблемы

Процесс решения задачи включает еще одну форму анализа. Это анализ цели — того, чего необходимо достичь, чтобы ликвидировать конфликтную ситуацию. В ходе этого анализа делается попытка ответить на вопросы: «Что же мне нужно?», «Без чего я могу обойтись?». В результате круг объектов и ситуаций, в которых можно искать решение, существенно сужается и вычленяется определенная сфера, очерченная область поисков решения. Эта область существенно упрощает работу мысли, однако она таит в себе опасность в том отношении, что решающему задачу человеку не всегда просто бывает выйти за ее пределы.

Эксперимент — спички, свеча и весы.

Продолжением работы Дункера служит экспериментальное исследование скандинавского психолога Л. Секея. Его опыты состояли в следующем. Он давал людям несколько вещей, в том числе спички, свечу и весы. Люди должны были с помощью данных предметов уравновесить весы, но таким образом, чтобы это впоследствии равновесие нарушилось, и притом само, без вмешательства человека. Для решения задачи нужно было зажечь свечу. При горении она потеряет в весе, и равновесие само нарушится.
Эксперименты Секея показали, что найти такое, казалось бы, простое решение для испытуемого чрезвычайно сложно. Решающий задачу человек мог в течение длительного времени совершать попытки и все-таки не приходил к правильному решению.

Замаскированные свойства предметов — проблема для мышления

Действительно, решение задачи не требует от испытуемого каких-либо специальных знаний. Сама по себе возможность потери веса свечи при ее горении для него не секрет. Свеча, как предмет, находящийся в поле его зрения, выступает в сильном качестве — в виде гири, при помощи которой можно уравновесить чашки весов. Другое тоже сильное свойство свечи — давать свет при горении. И эти сильные свойства маскируют, скрадывают свойство свечи терять при горении в весе. Это свойство предмета и становится слабым, или, по терминологии Секея, латентным. Его выявление составляет важнейший компонент эвристической деятельности.

Экспериментальная эвристика

История экспериментальной эвристики характеризуется не только попытками найти и разработать объективные методы исследования. Многие психологи прибегали и к субъективному способу исследования творческого мышления человека. В этих опытах специфически человеческая особенность — речь выступала несколько в ином плане, чем в опытах Дункера. Испытуемый, по существу, не только высказывал свои мысли по поводу содержания задачи, но и пытался обозначать, определять и даже анализировать свои психические переживания, сопровождающие процесс решения задачи.

Решать задачу и наблюдать за своими переживаниями

В ходе экспериментов допускалось, чтобы экспериментатор спрашивал испытуемого о тех образах, внутренней речи и других психологических фактах, которые имели место в процессе решения задачи. Следовательно, человек в условиях такого эксперимента как бы выполнял двоякого рода деятельность: решал задачу и наблюдал за своими переживаниями. Разумеется, этот эксперимент предъявлял высокие требования к общей культуре испытуемого. Ведь далеко не всякий человек в состоянии достаточно полно и квалифицированно сообщить о характере и особенностях своих переживаний.

Изучение мышления методом самонаблюдения

Характерно, что представители так называемой вюрцбургской школы, изучавшие мышление методом самонаблюдения, использовали в своих экспериментах высококвалифицированных психологов. Здесь в одном лице как бы совмещались и испытуемый, и исследователь. Нетрудно увидеть, что эксперимент такого рода не мог принести сколько-нибудь ценных научных результатов.

Психологи этой школы обратили внимание, например, на одну особенность мышления. Известно, что в процессе решения задачи наряду с образами представлений, наряду со словами в голове человека возникает что-то такое, что не может быть выражено с помощью слова и что определяет ход решения и его словесное оформление. Речь идет о бессознательном, безобразном компоненте мыслительной деятельности.

Мгновенно мелькнувшую мысль не описать

Такого рода выводы могут быть сделаны на основании простого наблюдения за своими переживаниями. Это, в сущности, всем хорошо известный факт, когда мысль может мгновенно мелькнуть, как молния, и человек потом долгое время рассказывает о том, что пронеслось перед ним в какие-то доли секунды. Для того, чтобы только констатировать подобное явление, не нужно организовывать какие-либо специальные исследования или, во всяком случае, называть их экспериментом.
В. Вундт подчеркивал, что для настоящего эксперимента необходимо повторение наблюдений по крайней мере несколько раз (в идентичных условиях). Он предполагает систематическое изменение условий, чтобы выяснить, при каких условиях то или иное явление действительно имеет место. Метод же самонаблюдения, наблюдения за своими переживаниями, который предлагали сторонники вюрцбургской школы, нарушает эти правила эксперимента из-за текучести и «неуловимости» процесса мышления. Наблюдатель в этих условиях не может предвидеть характер явления, не может заранее сосредоточить на нем свое внимание. Поэтому его наблюдения, подобно неподготовленным наблюдениям в обыденной жизни, лишены, в сущности, научной точности. Здесь нельзя обеспечить возникновение того же самого явления второй раз и провести действительно научную, планомерную серию экспериментов с целью проверки определенных гипотез.

Упущения  вюрцбургской школы

Пример вюрцбургской школы был поучителен в то время, когда представители различных отраслей науки живо интересовались проблемами психологии мышления и в ряде случаев даже пытались проводить эксперименты для выяснения закономерностей интеллектуальной деятельности человека. При организации таких исследований необходимо тщательно учитывать основные принципы психологического эксперимента. Разработка методов, позволяющих объективно изучать процесс решения задач, особенно важна при исследовании тех компонентов процесса решения, которые не осознаются испытуемым.

«ньютоновское яблоко»

Ю. Б. Гиппенрейтер и Я. А. Пономарев под руководством А. Н. Леонтьева исследовали возникновение догадки в ходе выработки принципа решения сложной задачи. Перед экспериментаторами стояла цель: получить в лабораторных условиях тот факт открытия, который специфичен для деятельности изобретателей и ученых. Он характерен для ситуаций, известных под названием «ньютоновское яблоко». Такие случаи узнавания принципа решения сложной проблемы в совсем других, казалось бы не связанных с данной проблемой, обстоятельствах принадлежат к эвристической деятельности в собственном смысле этого слова.

Подмена понятийных характеристик как способ решение проблемы

Как показали теоретический анализ и экспериментальные исследования, сам процесс решения задачи состоит в том, что объекты и предметы, выступающие как ее условия, меняют свои понятийные характеристики.  Отображение объектов, составляющих проблемную ситуацию, в их различных свойствах и качествах и составляет содержание процесса анализа данной ситуации. На основе этого процесса формируется тот новый взгляд на проблемную ситуацию, который и приводит к решению задачи. Такое понимание мышления является дальнейшим серьезным шагом вперед по сравнению с концепцией гештальт-психологов. Если последние рассматривали лишь некоторые срезы в процессе решения задачи, лишь скачки от «плохой» структуры к «хорошей», то здесь уже ставится проблема раскрытия той внутренней деятельности, в результате которой происходят эти скачки.

Итоги

История психологии мышления характеризуется острой борьбой различных направлений. Сравним, например, ассоциативную и бихевиористскую психологию мышления, с одной стороны, и понимание процесса решения задач гештальт-психологами, с другой. Довольно острые столкновения были и между другими направлениями. Нередко споры приводили к ложным альтернативам, и с дальнейшим развитием психологии мышления эти противоречия преодолевались. Часто различные точки зрения объяснялись исключительной сложностью объекта изучения — процесса творческого мышления. В этом сложном объекте один исследователь видел одни компоненты, другой — другие.
Самым ценным в приведенных работах является методика изучения продуктивной мыслительной деятельности. Многие методические приемы не утратили своего значения и могут быть использованы в современной эвристике.